fd960647     

Войнович Владимир - Третья Сказка О Пароходе



Владимир Войнович
ТРЕТЬЯ СКАЗКА О ПАРОХОДЕ
Здравствуйте детки, давно мы с вами не виделись, давно не слышались. Давно
я вам сказки не сказывал, давно вы им не внимали, давно на ус не мотали.
Пришла пора еще позавчера, а может, даже в запрошлом годе рассказывать вам
нашу третью сказку о пароходе.
Помните, оставили мы наш пароход посередь океана и с той поры не знаем, не
ведаем, чего там с ним случилось, что приключилось, то ли он уже благополучно
потоп, то ли еще на плаву терпит бедствие.
Выяснилось, что да, не потоп, но терпит. А почему он, терпя столь долгое
бедствие, до сих пор не потоп или почему, не потопнув, терпит столь долгое
бедствие, понять было бы невозможно, если не знать того, что пароход-то наш не
простой, а заколдованный. А заколдовал его еще в незапамятные времена злой
волшебник Карла Марла. Росточку, как и положено карле, он был невеликого, зато
вот с такою преогромнейшей бородищею. А помогал ему в колдовстве Фриц по
прозвищу Ангелочек, ученый по части черной магии и большой проходимец насчет
женского полу.
Ну, понятно, в начале пути и команда парохода, и пассажиры относились к
Карле Марле, да и к тому же Фрицу с большим незаслуженным уважением и даже
организовали между собою такое движение карлистов-марлистов. Но, по прошествии
времени и миль за кормой, кое в чем как-то вроде засомневались. Карла Марла в
своем капитальном труде "Капитал" предсказывал, что по преодолении ближайшего
горизонта впереди непременно замаячит страна Лимония, но пароход вот уже
восьмой десяток лет океан туды-сюды бороздит и не то, что Лимонии, а и вообще
ничего сухого впереди не видать. Постепенно пароходский народ приуныл, впал в
депрессию, зазвучали на палубе песни грустные-грустные. Вроде такой:
Злой волшебник Карла Марла бородатый
Нам за что наколдовал такую месть?
И куда ж ты завлекал нас, и куда ты
Нас в конце концов сбираешься привесть?
Чем тебе мы, злой колдун, не угодили?
Не исполнили каких твоих затей?
Разве мало мы друг друга колотили?
Разве мало переломано костей?
Разве мало мы страдали? Разве мало
Потеряли наших братьев за бортом?
Пожалей нас, утопи нас, Карла Марла,
И, пожалуйста, сейчас, а не потом.
Пели на пароходе эту песню и по одиночке и хором, и - никто ничего. Даже
помкорбез не обращает внимания. Раньше бы он за такую песню не то, что
сочинителей и не только исполнителей, а и тех, кто слышал, закатал бы в трюм
до скончания дней. А теперь ничего. Ходит по палубе, улыбается, ну, иногда,
правда, по кобуре слегка рукой проведет, но того, что лежит в кобуре, не
вынает. Ничего не поделаешь, вышло народу высочайшее капитанское разрешение
петь любые песни и болтать языком все, что взбредет на ум.
Народ при этом оживился, и как водится, обнаглел. У народа вообще есть
известное свойство: как только ему волю дают, он наглеет. Нет чтобы
воспользоваться возможностью и свободным излиянием души выразить капитану свою
любовь и сказать что-нибудь хорошее о команде, о пароходе, о пройденном пути.
Куда там!
А ведь раньше как было хорошо. Переход шел вперед. Капитан смотрел вдаль,
рулевой крутил штурвал, кочегары кидали уголь, а пассажиры сочиняли и пели
песенки, вроде вот этой, помните?
Мы все плывем, но все не там,
Где надо по расчетам...
Был умный первый капитан,
Второй был идиотом.
А третий был волюнтарист,
Четвертый был мемуарист.
Кем были пятый и шестой
Чего они хотели,
Увы, ни тот и ни другой
оведать не успели...
Успели, не успели, а у народа пароходского обо всех капитанах,



Назад






Forekc.ru
Рефераты, дипломы, курсовые, выпускные и квалификационные работы, диссертации, учебники, учебные пособия, лекции, методические пособия и рекомендации, программы и курсы обучения, публикации из профильных изданий